Category: политика

Основная

Маленький конец света

В большом зале Елисейского дворца царила напряженная тишина. Гости, в большинстве своем, опытные политики и дипломаты, вели энергичную и бесшумную беседу бровями. Николя Саркози, президент Франции, нервно поглядывал на бумажку, на которой большими буквами, вырезанными из разнообразных бульварных журналов был написан его приговор. Секретные службы уже проверили документ, и нашли в нем восемь орфографических ошибок, но от приближающего Апокалипсиса данные, принесенные главе государства вместе с утренним кофе, не спасали. Впрочем, альтернатива была еще хуже.

Президент с беспокойством посмотрел на жену: та не говорила с ним вот уже третий день, и явно с интересом поглядывала на министра обороны. «Мстит, - подумал французский президент, злобно шевеля извилинами. – Ишь, фифа. Артистка выискалась. Человек искусства. Пошло ей это. А я что, виноват, разве? Это обстоятельства. Эх, бомбу бы сейчас на атолле Маруа рвануть. Ядерную. Себя и других отвлечь. Так ведь не поймут. Плебс», - и Саркози уныло поник плечами.

Большие напольные часы мерно отсчитывали секунды до конца света. «Наполеона запомнили, как великого завоевателя, Де Голля – как великого победителя. А меня? Проклинать ведь будут, в портрет наверняка плюнут», - у президента зачесался нос, и он с тоской посмотрел на жену. Та презрительно вздернула изящный носик почти к самому потолку и отвернулась. Теперь она строила глазки послу Италии. Тот радостно млел.
ДЗЫНЬ! Тихонечко прогремел большой гонг. «Идет, - утер пот со лба Саркози. – Теперь точно конец».

Collapse )
Основная

Грибочек

Вот хрен всем и каждому понравится. Сюр вышел.

Один президент очень хотел стать маленьким и незаметным. Как грибочки. Ядовитые. Чтобы из земли и в шляпке. И чтоб никто не трогал.
Каждое утро, выпивая три чашки кофе, он так и говорил:
- ААААААААААААААААААААА! – что значило: «Хочу быть грибочком!»
Жена его не понимала.
- Ты, - говорит, - президент большой страны. У тебя есть газ, нефть, ядерное оружие и собственная война с террористами. А ты грибочком хочешь стать. Тебе это зачем?
- АААААААААААААААААААА! – возмущенно отвечал ей президент, что значило: «Плевать! Вот хочу быть грибочком, и все тут!»
- Господин президент, нельзя! – сурово поправлял его глава администрации. – Грибочками становятся только непослушные мальчики. А у вас степень по юриспруденции, долг перед обществом, и, что самое главное, язва. Вам в грибочки никак нельзя. И потом: народ не оценит жертвы!
- Хочу-хочу-хочу! – бил ножками президент. Он так и представлял себе: лес, полянка, птички поют, и ОН. Грибочек. Ядовитый. Растет.
- ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ, ВЫ ЕЩЕ МАЛЕНЬКИЙ, ВАМ КАРМУ ОТРАБАТЫВАТЬ! – громыхали президенту небесные силы. – И ВООБЩЕ!
- А я все равно грибочек! – громко заявлял президент. – И точка.
И в леса уходил. Каждый раз – навсегда. Но потом почему-то возвращался. Потому что был стихиен, как бумеранг и прекрасен. Как грибочек.