Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Основная

На самом деле. Золушка



На самом деле Золушка была страшная. То есть очень. Глаза там и нос, уши и прочие части тела - в особенности. Думаете почему ей животные все делали: зерна разбирали, кусты розовые растили и прочее? Они ее боялись. Посмотрит бывало Золушка на зайца и все - околел. Голубей влет сбивала, стоило только в небо глянуть. Мыши в доме не водились - осторожные были.

Бывало заведется у соседей мышь, они сразу Золушку звать. Та придет - и нет мыши. В общем, понимаете. Вообще держали ее дома не из зависти. Людей жалели.

Принц был дурак. Так иногда бывает. Не как Иван, а натуральный. Все почему? Правильно, плохая генетика. В сказках же что делают? Правильно, приукрашают. В сказке он Прекрасный принц, а на деле маленький, плешивый, зубы выпадают и слюна в уголке скопилась. Но принц, это всех подкупало и тянуло. До определенной степени знакомства. Потом резко отталкивало. Иногда - на копья стражи. Принц повеселится любил, а поскольку был дурак, то и шутки были дурацкие.

Фея была фиговая. Думаете почему карета в тыкву превратилась меньше чем за шесть часов. В сказке пишут - потому что мол колдовство такое было волшебное, только до 12-ти. НЕ-ФИ-ГА. Просто она не умела. Знаете, как иногда ботокс без лицензии колют? Вот-вот, теже последствия.
Но Золушке повезло. Принц был а)дурак, б)фетишист. Как мы помним, Золушка была страшная. Но какие у нее были туфли! А принц любил туфли. Ну и иногда и то, что к ним прилагалось. Так что жили они долго и счастливо.

PS. На самом деле, не совсем. Через год принц Золушку казнил. Она чашку кофе разбила, а принц не любил осколки и вообще - лишний шум, особенно когда он происходил от бьющейся от его голову чашки. И все-все в королевстве вздохнули с облегчением. Особенно звери.

Основная

С наступающим

Дети поймали Деда Мороза, и, связав, поставили его на стул.

- Читай, - сурово сказал пятилетний Паша Горшков, мальчик хмурый и необщительный.

- Дети, Вы чего? – испуганно пробормотал Дед Мороз.

- Ситай, ситай! – зло проскрипел Рустемчик: ему было три, и буквы Ш он еще не выговаривал.

- Дети, а что читать-то? – Дед Мороз с надеждой посмотрел на лежащую в углу Снегурочку: вдруг очнется. Но над Снегурочкой стоял Леша, ботаник-шестилетка, и в руках у него был тяжелый стул.

- Он не понимает! – злобно расхохотался Паша, и все дети, все 43 ребенка из детского сада номер 15 глухо и недобро засмеялись.

- Можно, я его ножичком? – прошипела Машенька Галкина, пяти с половиной лет. – Я у папы такую «бабочку» вчера вытащила. Может, он попонятливей станет.

- Детки, а я же Вам подарочки ношу, - попытался надавить на жалость Дед Мороз.

- Лучше спицей, - презрительно заметила Зойка – ей было четыре, и спицей она как раз чистила свои маленькие ноготки.

- Я нашел утюг! – радостно закричал Жора-трехлетка.

- Дети, а я вашей воспитательнице скажу! – попытался сыграть встрогую Дед Мороз.

- Зинаида Васильевна! – ласково пропел Паша. В углу заворочалось что-то, облепленное пластилином, скотчем и туалетной бумагой. Дед Мороз в ужасе понял, что воспитательница ему помочь не сможет.

- Дети, ну у Вас же есть родители! Не будьте так жестоки! – завопил Дед Мороз.

- Если бы не ты, они бы этих глупостей не делали. Ты, ты во всем виноват! Каждый год, этот чертов стул – и все из-за тебя! А мы ведь дети, дети! – Паша ткнул пальцем в плакавшую у окна двухлетнюю Веру.

- Мы не ведем переговоров  с террористами, меняющими стихи на подарки. Поэтому – читай!  – рыкнул Паша, и комната, до этого озлобленно бурчавшая десятками голосов, смолкла.

- Однажды в студеную зимнюю пору… - дрожащим голосом начал Дед Мороз, обведя взглядом комнату: суровые глаза детей ничего хорошего не сулили.

Приближалась полночь, и в углу комнаты тихо мерцала добрая Новогодняя ёлка.


Основная

Сказки про слоников: Леха

У слоника Лехи было большое самомнение. Носить его в карманах было неудобно. Поэтому Леха его постоянно терял. Но не расстраивался – самомнение было дрессированным и находило Леху само, по запаху. Этим Леха страшно гордился.
Основная

Али-Баба: правдивая история про то, что у жен нет имен

У меня дома был восьмитомник "Сказок тысячи и одной ночи". И, что характерно, мне их не запрещали читать. На тот момент это, по ходу дела, была главная эротическая книжка в СССР. У меня отдельно были сказки про Синбада, Аладдина и Али-Бабу, но, честно признаться, сильно они проигрывали арабским оригиналам.



Почему я сегодня об этих сказках вспомнил. Да очень просто. Маринка, подружка моя по офису, нещадно дымя в окно, слушает спектакль "Али-Баба и 40 разбойников". Помните такой? Табаков, Джигарханян, Юрский. В общем, песня, а не спектакль. В прямом смысле этого слова, так как это натуральный советский мюзикл.



Collapse )
Основная

Лисы и искусство

Лошади в грязных галошах плясали в облаках польку. Белые облака, возмущенные подобным обращением, потихоньку наливались свинцом. Надвигалась буря.
- Неймется им, - Лис, изображавший памятник великому поэту Пушкину, бросил беспокойный и потянулся почесать нос.
- Не крутись, - сурово оборвала его Шарлотка, девочка с косичкой и хвостиком. Прозвище, данное в честь яблочного пирога, абсолютно ей не шло.
- Двинешься тут, - вздохнул Лис. – Ты ж меня привязала.
- Не привязала, а приклеила, - уточнила девочка. – «Моментом». Очень хороший клей, между прочим. Не понимаю, что тебе в нем не нравится.
- Принцип, - быстро сообщил Лис. – Я против клея вообще. И Пушкина. У меня дома транспарант лежит: «Спасем мир! Нет клею и Пушкину!» В общем, я против.
- Не вертись, - Шарлотка облизала кисточку. – Лошади какие-то сегодня непонятные. В галошах.
- Так что ты хочешь, - пожал плечами Лис.
Мимо пробежал белый в сиреневую крапинку еж. Лис удивленно проводил его взглядом.
- Импрессионизм, - отметила девочка, - должен быть не только в душе!
По небу радостно грохотали лошади в грязных галошах. Следующие три часа Пушкин из Лиса был просто замечательный.
Основная

Кто распилил дедушку?

Распиленный на две части дедушка смотрелся странно. Пятки у него были грязные, и, почему-то, дедушка отдаленно напоминал кактус. Наверное, потому что зеленый.
- Неудобно как-то получилось, - вздохнул внук Ивашка. - Все-таки, не уважаем мы старость.
- Да ладно тебе, - махнула рукой внучка Машенька и поправила бантик, - он все равно мертвый был.
- Мама заругает, - вздохнул Ивашка и попытался спрятать пилу.
- Ты не пилу прячь, а дедушку, - сказала Машенька.
- Дедушки много, его так просто не спрячешь, - Ивашка попытался засунуть дедушкин торс в шкаф. Там был карлик. Почему-то, с ушами слона.
- Ты кто? – удивился Ивашка.
- Я – совесть, - сыто икнул карлик, чмокнул Ивашку в щеку, и - заснул.
- Фу, слюнявый, - брезгливо утерся Ивашка, и посмотрел на Машеньку. - У нас карлик в шкафу, дедушку туда не засунуть.
Collapse )
Основная

Как-то Пушкин был джентльменом

Как-то Пушкин был джентльменом и всем давал в глаз.
- Пушкин, Пушкин, а мне? – кричал ему Василий Иванович Сусликов.
- На! – бил его в глаз Пушкин.
- Ура, меня Пушкин ударил! – бежал по улицам Василий Иванович Сусликов.
И все ему хлопали. А Пушкин кланялся. Ему приятно было.
Основная

Муз

Муз был суров, небрит и в трусах с сердечками.
- Пиши, - сказал Муз Наташке, и трямкнул на маленькой такой балалаечке. Противный звук родился и сразу же издох в страшных мучениях. Кот схватился за сердце: завидовал.
- Что писать? – не поняла Наташка, и аккуратненько так отползла к стеночке. В цветочек.
- Стих пиши, поэт будешь, - буркнул Муз и опять трямкнул: в двери принялись биться соседи.
- Какой такой поэт, я в жизни стихов не писала, - Наташка правой рукой искала что-нибудь тяжелое, а левой – телефон, фотоаппарат и компьютер: почему-то хотелось всего и одновременно.
- Это ты почему стихов не писала? – рассудительно отметил Муз. – Э то потому, что у тебя Муза не было. А теперь есть. Даже в трусах. В сердечко. Я.
- Ну, а я вас не звала! – храбро пискнула Наташка. – В трусах он, видите ли…
- Могу снять, - оживился, встрепенулся Муз.
- Не нада, - твердо отрезала Наташка. – Меня устраивают и трусы.
- Жаль, - опечалился Муз. – А то я бы мог. Сразу бы вдохновилась! На поэму там или танка.
- На какой еще танк? – испугалась Наташка.
- Не знаю, - признался Муз. – Наверное, зеленый. Красивый цвет, правда?
- Правда, - кивнула Наташка. – Ты только скажи – почему я?
- Не повезло, - пожал плечами Муз. – Тупо не повезло.
И трямкнул на балайке. Обессилевшие соседи заплакали.
- Но я не умею, - попыталась отпереться Наташка.
- Не умеешь – научим. Не хочешь – у меня аргумент в виде трусов. Вопросы есть?
- Что писать та будем? – сдалась Наташка.
- Стих, - твердо ответил Муз.
- О любви? – восхитилась Наташка.
- О любви, - печально вздохнул Муз. И стал вдохновлять.

Соседей провожали в дурку всем домом. Они дергались и пели веселые песни. Муз трынькал на балалайке. Наташка не обращала на это внимания: она писала. В мире постепенно наступала гармония.
За исключением одного: планету срочно покидали крысы и тараканы. И что-то в этом было не так.
Основная

Маленькие ночные милиционеры и Страшные Бездонные карманы

Это будет несколько необычная сказка. Сказка про то, чего не бывает. Сказка про Добрых ночных милиционеров. И да простят меня все сотрудники правоохранительных органов, честное слово, не со зла, а из большой любви.

Маленькие ночные милиционеры и Страшные Бездонные карманы

Ночь темным холодным покрывалом опустилась на улицы Большого злого города. Она окутала дома и кошек, превратив их в невнятные серые пятна, скрыла трещины асфальта и заставила тусклые лампочки светить странным, призрачным светом. Добрые пьяные прохожие, уверено считая столбы, пробирались к дому. Беззащитные, беспомощные, они бесстрашно рассекали тьму, словно корабли, ищущие спокойную гавань в бушующем море. И словно корабли, они не подозревали об опасностях, скрытых во мгле. Но не смотря на это, прохожие могли спать спокойно в своих уютных лужах: Маленькие ночные милиционеры бдительно оберегали их от напастей.

Страшные Бездонные Карманы, словно пиявки, присосались к Семен Дмитриевичу Бубликову, одна тысяча девятьсот пятьдесят третьего года рождения. Семен Дмитриевич, невинная жертва опасного паразита, счастливо пускал пузыри в теплую грязь новогодней лужи: Семен Дмитриевичу снились хорошие сны. Карманы, мерзко хихикая, зловеще распухали.
- Здравия желаем, - внезапно расступилась тьма. – Маленькие ночные милиционеры. Ваши документы!
- Бздынь! – Карманы, не ожидавшие от жизни такой подлости, резко огрызнулись мелочью.
- Но-но! - сурово пригрозили им Маленькие ночные милиционеры и, на всякий случай, прикрылись фуражками. Не все. Только самые важные части. Кобуру там, погоны.
- А мы вас не боимся, - противно проскрежетали Страшные Карманы и грозно зашелестели крупными купюрами.
- А ну, не хулиганить!- отважно шагнули вперед Маленькие ночные милиционеры. – Немедленно отпустите Семен Дмитриевича Бубликова, одна тысяча девятьсот пятьдесят третьего года рождения!
Collapse )
Основная

Дневнючок

Маленькая денвничная запись. Сегодня, совершенно случайно, прочитал роман "Цветы для Элджернона". До этого видел фильм, читал рассказ. Рассказ и роман абсолютно раз, каждый бьёт прямо в сердце - но по своему. Сравнивать их - бессмысленно. Роман поставил бы на полку среди десяти лучших литературных произведений, что я читал. Она вырисовывается примерно так

Джон Ирвинг "Отель Нью-Гемпшир"
Кен Кизи "Пролетая над "Гнездом кукушки""
Джордж Хеллер "Уловка 22"
Габриэль Гарсиа Маркес "Сто лет одиночества"
Харпер Ли "Убить пересмешника"
Люис Кэррол "Алиса"
Сэллинджер "Над пропастью во ржи"
Даниэл Киз "Цветы для Элджернона"
Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"
Тувве Янсен "В конце ноября"

Интересно, у вас своя десятка есть?