Category: дети

Основная

Ужасные розовые руки

Один мальчик был без ручек. Ему их собака откусила. Мальчик очень горевал. Он так и ходил по улице – без ручек. Однажды он встретил на улице женщину, у нее были красные глаза и платок, а еще – челюсть лошадиная. Подходит она к мальчику и спрашивает:
- Мальчик, а хочешь ,я подарю тебе ручки?
Мальчик обрадовался сразу. А она берет, и достает из сумки руки. Две такие. Обычные. Только странные. На одной пять пальцев, а на другой шесть. И ногти в розовый цвет покрашены. А на ногтях, стразики и буквы из них: П, Э, Р, И и С на одной, и Х, И, Л, Т, О и Н на другой. Но мальчик читать не умел, ему шесть лет было. А женщина улыбается так. ХОП! Приставила мальчику руки, и они приросли. Мальчик радостный домой, а женщина засмеялась страшно и исчезла. Она ведьма была.
Мальчик домой прибежал, сам дверь открыл, шкафами щелкает. А у него вдруг компьютер включился, а там – «аська» как запищит:
- Мальчик-мальчик, остановись!
Мальчик испугался.

Это Пэрис Хилтон без рук, с голодными детьми Африки. Сейчас руки появятся и передушат всех детей, а Пэрис сделает из них Барби.
Collapse )
Основная

Оъ

Оъ был шариком. Самым что ни на есть воздушным. По имени разве не видно. Кружок такой с хвостиком. Дернут за него, бывало, дети какие-нибудь, или взрослые пьяные, или старушки с сумкой, или Шапка Красная, Оъ возмущенно взлетит – но потом опять вниз. В общем, порядочной он был личность, не зазнайкой, как некоторые, и с хвостом. За хвост не только дергали, но и уважали.
Жил Оъ в новом здании громадного аэропорта, гигантского, как три храма Аполлона и один – Христа Спасителя. Жил, конечно, трудно применимо к шарику, но все-таки. Аэропорт строили долго, наверное, лет десять, а то и все пятдесят. «Это потому, что люди свое дело любят», - уверено кивал старый шарик Великого признания в любви. И все с ним соглашались. Потому что старый шарик был умный, и хорошо знал жизнь.
Аэропорт был шумным местом. Все куда-то спешили, бежали, мчались. Скрипели ручками чемоданы, весело катили вагоны тележек улыбчивые носильщики, впопыхах пахли кофе, второпях прощались , громко хлопали ладонями по спинами и остро визжали детьми. Бывало, потеряют бабушку или сумку какую – и не ищут. Оъ все видел. Лежит себе бабушка, играет челюстью, весело скрипит инвалидным креслом, через нее все перешагивают – а ей хоть бы хны: бабушки – существа блаженные, и потому – святые. Впрочем, бабушек всегда находили. А вот сумки – не всегда.
Изредка проходили красивые девушки и летчики в форме. Им Оъ завидовал. Потому что они умели летать. Как птицы. Как лошади. Как Оъ. Только выше и без потолка. А у Оъ потолок был. Мешал сильно. От этого Оъ переживал. Очень уж он в небо стремился.
Впрочем, потолок был и плюсом. Именно благодаря ему Оъ осознал себя как шарик, разумное существо, и невозвращенец. Именно под потолком Оъ познакомился с другими шариками, и понял, что трещины – это дзен. Именно под потолком он осознал себя свободным – и познал ее цену. Только один минус был в потолке – он не давал идти дальше.
В никогда не спящем аэровокзале Оъ спал. Ему снилось, что потолок исчез. Над ним были только звезды, и больше – ничего. И, просыпаясь, Оъ не переставал думать о снах. День за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем. Оъ стал первым шариком, который научился мечтать.
Основная

Кирпич – лучший подарок!

Я тут подумал: «Что может стать лучшим подарком человеку, независимо от пола или потолка?». И вывод мой был прост, и одновременно гениален. Кирпич. Кирпич – лучший подарок, детям и родителям, папам и их любовницам, дядям и незнакомым тётя.
Незнакомые тёти, узнав, что вместо ребёнка вы подарили им кирпич, будут счастливы, как стадо мамонтов. Каждый знает, что стадо мамонтов и счастье – смесь взрывоопасная. Посему даря кирпич незнакомым тётям, лучше делать это издалека. Желательно с крыши. И спрятавшись.
Даря кирпич любовнице будьте бдительны. Она может принять его за духи. Или, ещё хуже – румяны. Посему кирпич надо дарить, перевязанный летночкой, а все странности его поведения списывать на незадачливых французских дизайнеров. В случае чего, бить будут их, а не Вас. Посему, перед дарением кирпича, лучше заранее, потрудившись над ним часа два или три, нанести на даруемый предмет штрих код известного производителя. Леночку завяжите красиво, а не на горле. Иначе раскусят.
Даря кирпич детям, позаботьтесь, что б они не были вашими. Лучше всего подарить кирпич детям злейшего врага. Или соседям. И переехать. В другой город. Или страну. А ещё лучше – сбежать из здешней вселенной. Потому как кирпич и дети – это ещё хуже, чем счастье и стадо мамонтов. Опасайтесь последствий: дети – цветы жизни, а кирпичи – их лучшее украшение. Не зря ими клумбы украшают. Кирпичаме, в смысле. Не детьми.
Даря кирпич собаке убедитесь, что она правильно поняла команду «Фу!». Если собака команду не поняла, то она – тупая скотина. И от такой не жалко избавиться. Даря тупому животному кирпич, вы одним выстрелом убиваете двух зайцев: радуете домашнее животное и избавляетесь от мерзкого и бесполезного существа, не способного вам отомстить вследствие отсутствия зубов. Если собака не знает «Фу!», то это её ошибка. Не ваша.
Даря кирпич старикам, будьте осторожны. Они помнят, что такое баррикады и 1905 год. Посему старичкам дарите кирпич резиновый, издевательный. Они в вас кирпичом – а вы стоите, и ржете некрасиво. Рай.
Даря кирпич жене, будьте внимательны. Проверьте, что суп уже готов и плотно закрыт крышкой, а сами вы имеете пути к отступлению, и стенку за спиной. Помните: жена - враг коварный, с кирпичом знакома, юмора – не понимает. Подарок кирпича лучше всего увязать с дачей, приездом тёще и помощью голодным детям Африке. Вместе с кирпичом дарить слона. Для отвлечения внимания.
Даря кирпич милиционеру, улыбайтесь. Заявите, что это ваша «красная корочка». Заранее составьте завещание. Могилу выройте неглубокую – после вашей смерти найдётся немало людей, которым вы дарили кирпич – они захотят вас попинать.
Даря кирпич другу помните – он может ответить взаимностью. Поэтому другу дарити кирпич с намёком. Если друг намёка не понял, подарите ему второй кирпич на вторую ногу. Осознав положение и то, что кирпичей у вас много, друг будет рад такому подарку, и отвечать взаимностью не рискнёт.
Даря кирпич маме шалите – маме это будет в радость. Ей главное не кирпич, а внимание. Посему – качество кирпича значения не имеет.
Последнее. Даря кирпич самому себе помните – кирпичей много не бывает Кирпич – это счастье. Посему, надо дарить его людям. И желательно – издалека.
Основная

Бабачок – мерзкий тип

Бабачок был самым крупным и злобным мотыльком Тихого леса. Нектар у цветов он отнимал силой, а его неприятного выражения лица боялись медведи и пьяные лесники. Когда они, плача, и топча зайцев, охотников и гражданское население, убегали от него, Бабачок злобно хохотал. Он был сволочь.
С Бабачком проводили работу психологи. Психологи были умные, а Бабачок был дурак. Но хитрый. Поэтому он корчил рожи. Психологи рожи не любили. Они были нервные. Их мучили дети, и неосознанные желания.
- Бабачок , - осторожно спрашивали, надеясь на разумный ответ, - почему ты сволочь?
- Я животное, мне можно, - нагло хмыкал Бабачок. – А ещё у меня нет совести. Хотите докажу? - и отнимал у ребёнка конфетку. Ребёнок плакал. Психологи задумывались. Желание отнять конфетку у ребёнка бывало и у них. Психологов вновь мучили неосознанные желания. Психологи медленно сходили с ума. Бабачок мерзко ржал и жрал отобранную конфетку.
Бабачка пытались стыдить. Хором. Иногда ногами. Не помогало. Во-первых, у Бабачка были крылья. Во-вторых, у бабочка был старший брат, Ос. Ос был тупой и сильный. И тоже злобный. Уговорщики бабочка его не любили. И пытались прятаться. Но Ос всё равно их находил. Он был милиционер и оборотень. А оборотни могут всё. Особенно в погонах. Оборотни – это сила.
Бабачок мерзко домогался женщин. Иногда даже в извращённой форме. Он летал над ними сверху, и подглядывал в вырез декольте. Он неожиданно подкрадывался и ловко щипал их за зад. Он подленько хихикал, и воровал их коктейли. Самое странное, женщинам это нравилось. И поэтому Бабачку все завидовали. Даже Ос. Бабачок радовался – он считал зависть прекраснейшим из чувств.
Бабачок переводил старушек через дорогу. На красный свет. Когда стремительные автомобили сбивали старушек и те летели в воздух, Бабачок старушек считал. День, в котором было меньше 27-ми летящих старушек, Бабачок считал неудачным. Тогда он плакал. Бабачок был сентиментален. Правда, об этом никто не знал. Во всяком случае – живой. Бабачок не любил свидетелей. Они вызывали в нём противоречивые чувства. В этом он был солидарен с психологами.
Баббачок был наркоман, анашист, алкоголик и безответственный тип. Ещё он не застилал постель. А когда бывал в гостях, обязательно творил пакости на ковре. Это было его хобби. Поэтому Бабачка никуда не приглашали. Но он всё равно приходил. Бабачок был общительный.
В общем, Бабачок был отвратителен. Ещё он был гад и урод. Он крал и сваливал свою вину на других. Бабачок был виновен в глобализации, войне в Ираке и таянии снега в Антарктиде. Он выдумал Бритни Спирс и Филлипа Киркорова. Он изобрёл худший наркотик на свете – семечки. Ещё Бабачок делает дырки в презервативах. И раздаёт их детям. Бабачок – за перенаселение.
Единственное, что любит Бабачок – это летать и Весну. По своему. Весна Бабачка игнорирует. Но Бабачок настойчивый. У Бабачка есть керосин. И спички. Об этом Весна пока не знает. Но это – временно.
Основная

Весело

Девочка сидела в песочнице и строила, при помощи совка и ведёрка, международный атомный центр. Получалось неплохо, только центр был заметен с воздуха, что маленькую девочку весьма огорчало – центр могли разбомбить. Девочка бросила тревожный взгляд на небо и суеверно сплюнула три раза через левое плечо. Задумалась на пару мгновений, и сплюнула ещё разок – контрольный. Затем принялась обустраивать зенитные батареи.
- Строим? – заинтересовался человек в чёрных очках и трусах в сердечках.
- Однозначно, - кивнула девочка. – А потом всех взорву. Нафиг.
Человек в тёмных очках отпрыгнул. Затем утёр чистым платочком пот со лба и осторожно шагнул к девочке.
- А зачем? – аккуратно спросил он.
- Как зачем? – удивилась девочка. – Дяденька, вы дурак, что ли? Это ж весело!
- Что весело? – не понял человек в тёмных очках и подтянул трусы до груди.
- Взрывать весело, дяденька! – терпеливо объяснила девочка. – И что б нафиг! Вроде взрослый, а таких элементарных вещей не понимаете. А ещё в трусах. С сердечками. Стыдно!
Collapse )
Основная

Праздник

- Я не хочу, не хочу туда идти! – капризничал Дед Мороз, цепляясь руками за ёлку. Стеклянные новогодние шарики сыпались на него, словно серебристый водопад и бились с лёгким звоном, рассыпаясь в искрящуюся пудру. – Они меня съедят!
- Не будут они тебя есть! Им алкоголя нельзя, они же дети! Пошли, кому говорят! – Снегурочка утёрла пот рукавицей и, покрепче схватив Деда Мороза за валенки, снова принялась тянуть.
- Тем более, - не давался тот. – Привяжут к дереву. А оно колючее. А потом ещё орать начнут, хороводы водить. Дикари они, вот кто. Хуже каннибалов. А знаешь, что самое страшно? – внезапно севшим голосом произнёс Дед Мороз.
- Нет, - устало вздохнула Снегурочка.
Collapse )
Основная

Луна. Сказочки про ёжиков.

Однажды ёжики захотели Луну. Вот так, просто взяли – и захотели. А поскольку ёжики – существа дикие, упрямые и коварные, то если вобьют себе что-нибудь в голову – фиг выбьешь. Даже колотушкой.
Марш-бросок на космодром занял трое суток. Ровно в 9:37 утра по космодромному времени в кабинет Руководителя полётов постучали. Оторвавшись от расчётов и накинув пиджак, он открыл дверь.
- Ну. Кто там ещё? – хмуро спросил Руководитель полётов. За дверью никого не было. «Почудилось, переработал», - подумал Руководитель полётов и захлопнул дверь. Он подошёл к столу и остолбенел. На столе сидел Главный ёжик.
- Нам нужна Луна, - твёрдо сказал Главный ёжик.
- Какая Луна? – осторожно спросил Руководитель полётов и осторожно ощупал галлюцинацию рукой. Галлюцинация зашипела и кольнула иголками. Руководитель полётов отпрыгнул.
- Обычная. Которая на небе висит, - деловито сказал Главный Ёж.
- А Вы знаете, - слегка запнувшись сказал Руководитель полётов, - у нас её нет! – И обрадовался.
- Знаем. Придётся достать, - сказал Ёжик.
- А с какой это стати? – ехидно поинтересовался Руководитель.
- С нами Гринпис, - сказал Главный Ёжик и раздвинул на окне жалюзи. За забором космодрома несколько тысяч демонстрантов скандировали лозунг: «Отдайте ёжикам Луну!» Руководитель полётов выругался.
- Аккуратнее при детях, - вежливо сказал Ёжик.
- Каких детях? – резко обернулся Руководитель полёта. И сел на стул. Кабинет был полон детьми. Они стояли молча, сверля его обвиняющими взглядами, суровые, неподкупные.
- Деда, верни ёжикам Луну! – хмуро сказал внук Руководителя полётов и сделал шаг вперёд.
- Но зачем Вам она?!!! Зачем?!!! - в отчаянии закричал Руководитель.
- Нада, - уклончиво ответил Главный Ёжик.

Луну повесили над лесом. Ночами её холодный, чистый свет лился на землю сквозь ветви деревьев и будил непонятные чувства. Ёжики собирались в стаю, садились на поляне и выли, обратив свои мордочки к Луне. Они были счастливы.